Видео про нетворкинг
Николай Лебедев: интересен человек, а не одёжка (+ВИДЕО)

Николай Лебедев: интересен человек, а не одёжка (+ВИДЕО)

Жизнь звезд наполнена различными знакомствами, новыми встречами и общением. Как складываются их взаимоотношения, кого они выбирают для дружбы и какие используют секреты развития сети полезных связей – обо всем этом мы поговорили с режиссером и сценаристом Николаем Лебедевым.

Николай Лебедев - российский режиссер и сценарист. Известен по фильмам «Экипаж», «Легенда №17», «Звезда», «Апостол» и другим.



В вашей жизни, как режиссера, очень много различных знакомств. Как удается поддерживать себя как начальника на площадке, потом дружить с этими ребятами в обыденной  жизни?

– Я просто не начальник на площадке, я – один из сотрудников. Когда надо, я могу топнуть, но я ненавижу это дело. И по счастью, сейчас у меня такая группа, что мне никому не нужно приказывать. Я очень люблю людей, с которыми работаю, очень ценю их, потому что они действительно классные профессионалы. Их не нужно заставлять, они сами приносят идеи, выкладываются; они хотят чтобы картина жила, пульсировала. И поэтому мы просто вместе делаем одно общее дело.


А люди, с которыми вы общаетесь, вы у них чему-то учитесь?

– Ну, конечно! Я счастливый человек, потому что я не напрашиваюсь на такие встречи. То есть я их жду, я о них мечтаю, но мог ли я представить, что когда-нибудь раздастся телефонный звонок, и мне скажут: «Николай Игоревич, здравствуйте! Вас беспокоит Эльдар Александрович Рязанов…»
Я просто дара речи лишился. Конечно, я знал Рязанова. Но я знал его по телепрограммам, кинопанорамам. Я обожал его фильмы, я читал его книги, но лично не был с ним знаком. Конечно, это было счастье, когда мы с ним познакомились и стали общаться.

Или другой звонок, вдруг:
– Лебедев привет!
– Привет!
– Это ты?
– Я.
– А это Пугачева!
– О, Алла Борисовна!?
Удивительная, фантастическая, невероятная, абсолютно ослепительная, невероятной глубины, колоссального ума женщина, перед которой я преклоняюсь. И общаться с такими людьми – счастье! И счастье, что так необычно мы знакомимся и поддерживаем связь.


Вы упомянули о знакомстве с Эльдаром Александровичем Рязановым. Расскажите об этом поподробнее. Как потом складывались ваши отношения? Как вам удалось подружиться?

– Ну, подружиться – это сильно сказано. Я всегда смотрел на него снизу вверх, потому что это – Рязанов! Это – Джомолунгма! Фантастическая личность: удивительная, сложная, яркая; человек, наделённый невероятным чувством юмора.
Он позвонил мне, когда начинал делать картину «Андерсон. Жизнь без любви» – его такое творческое завещание. И он хотел уточнить какие-то нюансы (он со мной советовался, да). Дальше мы стали созваниваться и общаться. И это было невероятное счастье.

Вдруг узнаю, что в соседнем павильоне Рязанов озвучивает картину. Неловко отвлекать, но я так захожу – тук-тук:
– Эльдар Саныч, здрасьте! Я только на минутку…
А  он уже подскакивает из кресла, подхватывает тебя и начинает расспрашивать о чем-то. Он очень интересовался людьми. Мы с ним тут же начинали говорить о его картинах, о моих картинах: а вот здесь что-то получилось, а здесь что-то не получилось…

По поводу одной моей картины. Он пришел на показ (хотя не мог прийти, но пришел). Я заметил его, когда вышел на сцену, и сказал:
– О! В зале Эльдар Александрович Рязанов!
Все повскакивали с мест, стали смотреть; он помахал всем и замахал мне: не надо, не надо!
А потом после картины мы встретились, и он говорит:
– Знаешь что… Ты – автор сценария?
– Один из…
– И режиссёр?
– Ну, вроде как…
– Ну так вот. Если бы ты мне сдавал экзамен, я тебе за сценарий поставил два.
И он объяснил почему: очень подробно и очень точно. Я в чем-то был с ним согласен, а в чем-то – нет.  Это был разговор профессионалов. Но он подсластил пилюлю:
– А вот за режиссуру я поставил бы пять! Точно-точно, я теперь буду у Вас учиться…


Вы же не из Москвы — родились в Кишиневе. Приехали и покорили столицу?

– О, нет! Я не люблю это слово – я никого не покорял. Я просто хотел заниматься любимым делом. Я очень люблю Москву! Чувствовал бы себя абсолютным дураком, если бы сказал, что «покорил». Нет! Москва приняла меня, как она принимает очень многих людей, и помогла мне состояться. И помогает по сей день.
Это было очень непросто – у нас не всегда с ней складывались отношения. Но я никогда не обижался на неё, потому что понимал: винить можно лишь себя, если что-то не получается. Потому что возможности, которые предоставляет этот город, бесценны.

Но я скажу, что в любом месте себя можно реализовать. Кино сложнее делать где-то в провинции, но сейчас можно снимать не то что на видеокамеру, а на мобильный телефон.

Я думаю, если вы любите свое дело, если любите то, чем занимаетесь, если любите людей, с которыми общаетесь, тогда, по большому счёту, не так важно, где вы живёте. Жизнь – это не погоня за успехом и славой. Жизнь – это путь к реализации себя.

Валерий Борисович Харламов, когда собирался заканчивать карьеру хоккеиста, хотел быть тренером; поехать в провинцию и учить мальчишек. И это не слова – мне рассказывал Фетисов, как они играли с ним в хоккей во дворе, и им кричали: «Дядя Валера, а можете поиграть с нами?» И он бросал всё и шёл играть с дворовыми  мальчишками.

Понимаете, настоящий успех – это ваш внутренний статус. И вопрос не в фанфарах, а в том, что лично для вас важно в этой жизни. Я думаю, что Харламов был бы потрясающим тренером, если бы не судьба, которая всё изменила. Он вырастил бы огромное количество профессионалов своего дела. И они, как Фетисов сейчас, вспоминали бы его свет.


Сейчас интерес многих известных людей к вам понятен — вы успешный режиссёр, а успешные тянутся к себе подобным. А что позволило вам самому в начале карьеры знакомиться с такими известными людьми?

– Я думаю, это ошибка — что вы сказали. По-настоящему успешные люди не оценивают собеседника, исходя из его ранга; они не общаются со статусом — они общаются с человеком.

Например, у меня очень хорошие отношения с певицей Ксенией Георгиади. (Ксения Георгиади — российская эстрадная певица греческого происхождения, Заслуженная артистка России – прим. ред.)

Я познакомился с ней, когда мне было 17 лет. Я был студентом факультета журналистики и писал о ней материал. И с той поры мы дружим. И поверьте, что сейчас она общается со мной точно также как общалась тогда — ничего не изменилось. Она также уважительно относилась ко мне, потому что ей понравилось то, что я делал тогда.

И такие же отношения у меня складываются вот уже более 35 лет со Светланой Тома, с которой мы дружим и которая потом у меня снималась в картинах.  (Светлана Тома — советская, молдавская и российская актриса театра и кино. Заслуженная артистка России, Народная артистка Молдовы – прим. ред.)

В глазах Светланы я никогда не читал: «Этот студент, может быть, потом станет режиссёром…» Она общалась с личностью: зрелой – не зрелой; молодой, потом взрослеющей – ей был интересен человек, а не одёжка.

И я очень ценю это. На самом деле, самые крупные личности, они только так себя и ведут.


Если мы коснулись начала карьеры, молодости, то на студию имени Горького вы попали, можно сказать, тоже по-знакомству — по-моему, с Тодоровским?

– Ну да, это было знакомство, потому что я принёс ему сценарий. Мы не были знакомы с Валерой. Я принёс сценарий, и он его прочёл и заинтересовался сценарием — так мы с ним познакомились.

Он сказал мне: «А у вас есть ещё сценарий?» Я ответил: «Есть». И принёс сценарий, лежавший меня в загашнике. Ему понравился и этот сценарий, но их невозможно было реализовать – они были достаточно дорогостоящими.
И он спросил:
– А ещё есть?
Я ответил:
– У меня есть идея.
– Какая?
Я рассказал в двух словах. Он сказал:
– Пишите!
Я написал. Он сказал:
– Здорово! Но тоже дороговато.

Короче говоря, я заваливал его сценариями. К слову говоря, в итоге поставил фильм по первому сценарию. Но и остальные — не пропали. Потом я поставил их, в том числе у самого Валеры.

Ему действительно они нравились. Я благодарен ему за эту отзывчивость. И мы продолжаем общаться и дружить. Это большое счастье общаться с такими интересными яркими личностями. Он – человек невероятно интересный; режиссёр, у которого я всегда учился и учусь. Конечно, это тоже большой подарок судьбы.

Или скажем я был знаком (и очень дорожил этим общением) с его выдающимся отцом, нашим знаменитым режиссёром, Петром Ефимовичем Тодоровским. Мне выпало счастье общаться с ним достаточно близко.

Я приходил к нему домой, и мы говорили на разные совсем не связанные с кино темы. И более простого в общении, распахнутого, светлого человека я не встречал. Когда я говорю о простоте, то имею ввиду не примитивность, а простоту характера, невероятную глубину и внутреннюю силу. Пётр Ефимович был таким.


Расскажите о творческих планах и съемкам фильма «Мастер и Марарита»

Это давняя цель. Мы собирались с Рубеном Дишдишяном заниматься этим проектом ещё в начале двухтысячных.  (Рубен Дишдишян — теле- и кинопродюсер. Основатель кинокомпании «Централ Партнершип» – прим. ред.)

Но тогда не случилось и думаю, что к счастью. Потому что наш кинематограф не был готов к такой сложности задач.

Сейчас мы вернулись к этой идее и к этому проекту. Я не знаю готов ли наш кинематограф, но я постараюсь и сделаю всё, чтобы это вышло на высшем уровне.

Это будет живая картина. Очень хочется, чтобы она была живой. Потому что произведения Булгакова до такой степени многомерны и пульсирующие изнутри жизнью, что с ним не хочется, так сказать, пытаться сравниться; хочется рассказать о своем отношении к этому произведению, вычленить те темы и линии, которые мне сегодня близки.

Это не будет полная экранизация романа, но, надеюсь, это будет интересно большой аудитории и вызовет человеческий и эмоциональный отклик.

Алексей Бабушкин, эксперт по нетворкингу


© Данный материал авторский. При перепечатке или цитировании активная, открытая для индексации гиперссылка на страницу с публикацией обязательна.

Онлайн-тренинг по нетворкингу

Подпишись на новые статьи про нетворкинг:

Выберите рассылку

Статьи по теме

Антон Берсерк про корпоративный нетворкинг (+ВИДЕО)
Как организовать нетворкинг на форуме
Язык до Москвы довезет
  • Facebook